Мой статус
 Звоните, поставьте перед нами задачу. Докторская диссертация, кандидатская диссертация, срочная публикация статей - в чем мы можем Вам посодействовать? +7 (495) 649 89 71



ПОИСК




Военкоматы и вузы РФ завершают отбор студентов для военной подготовки
2014.08.01
Военные комиссариаты и высшие учебные заведения завершают отбор студентов для обучения по более чем 100 военно-учетным специальностям по новой системе военной подготовки, сообщили РИА Новости в управлении пресс-службы Минобороны РФ. "Более чем в 60 федеральных государственных образовательных организациях ...

Минобрнауки поддержит лучшие научные журналы и создаст ассоциацию научных редакторов
2014.07.31
Начать финансовую и организационную поддержку лучших научных журналов с целью повышения международной известности и рейтингов российских ученых планирует Минобразования. Как сообщили корр. ИТАР-ТАСС в пресс-службе ведомства, таким журналам предполагается выделять по 3 млн руб. в год. Журналы, которым ...

Главная страница / Справочная информация / Авторефераты диссертаций /  Трудовой потенциал пореформенной России: социально-демографические аспекты / 

Трудовой потенциал пореформенной России: социально-демографические аспекты

на правах рукописи



Усачев Владимир Иванович




Трудовой потенциал пореформенной России:
социально-демографические аспекты





Специальность 08.00.05 -Экономика и управление народным хозяйством
(экономика народонаселения и демография)






Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
доктора экономических наук








Москва - 2009



Работа выполнена в Учреждении Российской академии наук
Институте социально-политических исследований РАН




Официальные оппоненты:

доктор экономических наук, профессор-
Волгин Николай Алексеевич

доктор экономических наук, профессор-
Иванова Алла Ефимовна

доктор экономических наук, профессор-
Хасаев Габиббула Рабаданович


Ведущая организация –Российская экономическая академия им. Г.В.Плеханова



Защита состоится 10 сентября 2009г. в 14 часов на заседании Диссертационного Совета Д.002. 088. 02 при Институте социально-политических исследований РАН по адресу: 117218, Москва ул. Кржижановского, 24/35, корпус 5.


С содержанием диссертации можно ознакомиться в библиотеке ИСПИ РАН по адресу: 117218, Москва ул. Кржижановского, 24/35, корпус 5.


Автореферат разослан _______ 2009г.



Ученый секретарь
диссертационного совета
кандидат экономических наук Л.В. Макарова



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Демографическая база трудового потенциала в пореформенной России формируется в условиях суженного воспроизводства населения, сокращения абсолютной численности лиц в трудоспособном возрасте и роста доли старших возрастных групп в его структуре. В 2006 г. по сравнению с 1990 г. общая численность населения сократилась на 4,9 млн. человек. В этот период в общей численности населения доля лиц моложе трудоспособного возраста сократилась с 24,5% до 16,4%, в трудоспособном возрасте и старше трудоспособного возраста, наоборот, возросла соответственно до 63,3% и 20,3%. Произошло заметное изменение пропорций: если в 1990 г. население моложе трудоспособного возраста составляло почти четвертую часть населения страны, то в 2006 г. пятую часть составляет уже население старше трудоспособного возраста.

Сложившийся к настоящему времени характер использования трудового потенциала не соответствует потребностям современного этапа экономического развития России: имеются большие потери трудового потенциала из-за преждевременной смертности и плохого состояния здоровья; ухудшается качество общего и профессионального образования; деформированная профессионально-квалификационная структура занятых (с высокой долей работников ручного и малоквалифицированного труда во всех отраслях экономики) не отвечает потребностям производства, а недостатки в организации оплаты труда не стимулируют роста трудовой отдачи работников.
Происходящие в России депопуляционные процессы предопределяют и в перспективе сокращение численности трудового потенциала: за 2006-2026 гг. население трудоспособного возраста может сократиться на 16,4 млн. человек или на 18% (с 90,3 до 73,9 млн. человек), причем наибольшее сокращение (38%) ожидается в самых молодых возрастных группах - 16-29 лет. Численность экономически активного населения за 20 лет может уменьшиться на 9,2 млн. человек и составить около 64,4 млн. человек к началу 2026г.

По мере выхода из кризиса и нарастания к 2020г. потребности в рабочей силе ее дефицит может превысить 10 млн. человек: работники всех профессионально-квалификационных групп могут стать дефицитными. Таким образом, демографические ограничения на российском рынке труда могут стать реальным препятствием для экономического роста страны. Помимо количественных ограничений существуют, притом с нарастающей интенсивностью, и качественные ограничения, вызываемые ухудшением таких характеристик трудового потенциала как здоровье и образование.
По нашему мнению, главная количественная проблема состоит в обеспечении соответствия социально-экономических и технико-технологических потребностей общества с численностью и структурой рабочей силы. Компенсировать количественный недостаток рабочей силы Россия не сможет только за счет внутренних ресурсов, она будет нуждаться в миграционной подпитке из-за рубежа.
Качественные проблемы трудового потенциала связаны с требованиями технологического развития российской экономики к рабочей силе. Поэтому основное направление повышения качества трудового потенциала предполагает формирование новой системы подготовки и переподготовки кадров, которая была бы адаптирована к современным условиям инновационной стратегии развития экономики, включая принципиальное обновление всей системы трудовых отношений. Это означает отказ от пассивной компенсационной социальной политики по отношению к трудовому потенциалу и переход к активной инвестиционной стратегии, которая обеспечивала бы синхронизацию инвестиций в модернизацию рабочих мест и развитие качества рабочей силы, сочетание баланса интересов государства, бизнеса и работников.
Для решения перечисленных проблем формирования и использования трудового потенциала необходимо проведение активной демографической и миграционной политики во взаимной увязке с приоритетами и основными направлениями развития всего народнохозяйственного комплекса. Критерием эффективности предпринимаемых мер может стать постепенное сокращение естественной убыли населения и поддержание определенного уровня миграции для удовлетворения потребности в дополнительных трудовых ресурсах.
В связи с этим актуально предвидение социально-экономических последствий современных тенденций динамики и структуры трудового потенциала, обоснование приоритетов демографической и миграционной политики по формированию и рациональному использованию трудового потенциала в перспективе. Исследований в таком ракурсе чрезвычайно мало. Именно поэтому, в диссертационном исследовании предпринята попытка восполнить существующий пробел в этой чрезвычайно сложной проблематике.
Цель и задачи исследования. Цель диссертационной работы состоит в обосновании методологии изучения трудового потенциала, уточнении содержания этой категории и на этой основе в выявлении параметров современного состояния и тенденций развития его количественных и качественных характеристик в России в пореформенный период.
В соответствии с этой целью в диссертации были поставлены следующие задачи:

- провести критический анализ подходов к определению трудового потенциала, осуществить их классификацию и предложить авторское понимание этой категории;
- выявить особенности динамики и качественных сдвигов трудового потенциала в условиях затяжной депопуляции, формируемой в пореформенной России обеими компонентами воспроизводства населения;
- определить гендерную и возрастную специфику структуры и трудовой активности населения;
- дать оценку потерям трудового потенциала вследствие ухудшения здоровья населения и преждевременной смертности, выявить их социально-экономические и демографические последствия;
- установить образовательный уровень населения, формирующий качество трудового потенциала, раскрыть его параметры в рамках европейских стандартов;
- выявить эволюцию социальной мобильности занятого населения, особенности её проявления в межотраслевом и межсекториальном направлениях, а также в профессиональной, образовательной и миграционной сферах.
- раскрыть проблемы формирования и использования трудового потенциала в условиях нисходящей демографической динамики и определить возможные источники удовлетворения потребности России в трудовых ресурсах в период до 2025 года.
Объектом исследования являются трудовой потенциал, его качественное состояние и использование в пореформенной России.
Предмет исследования – тенденции развития, использования и качественного состояния трудового потенциала, их взаимосвязь с социально-экономическими, демографическими и миграционными процессами в пореформенный период.

Методологической и теоретической основой исследования стали научные труды в области демографии, миграции, занятости населения и рынка труда, социологии, регулирования социально-экономических процессов. Среди них работы Богданова И.Я., Баскаковой М.Е., Валентея Д.И., Волгина Н.А., Воробьевой О.Д., Ермакова С.П., Егорова В.Д., Ивановой А.Е., Ивановой Р.К., Ионцева В.А., Катульского Е.Д., Колосовой Р.П., Коровкина А.Г., Костакова В.Г., Лукинова И.И., Масловой И.С., Орловой И.Б., Пирожкова С.И., Римашевской Н.М., Рогачева С.В., Рыбаковского Л.Л., Рязанцева С.В., Струмилина С.Г., Тихомирова Н.П., Чижовой Л.С., Хасаева Г.Р. и др.
В работе использованы принципы системного подхода для анализа формирования и использования трудового потенциала, комплексной оценки его качественного состояния. Автор опирался на достижения в области экономико-статистических и социологических методов исследования.
Информационной базой исследования стали материалы переписей населения, данные текущего учета Росстата; нормативные документы и аналитические материалы органов исполнительной и законодательной власти в области демографической динамики, проблем формирования и использования трудового потенциала; материалы социолого-демографических обследований по проблемам занятости и рынка труда; публикации российских и зарубежных ученых; информация периодической печати. Среди используемой информации важное место занимают результаты двух репрезентативных социологических опросов населения по вопросам мобильности населения, проведенных в начале нового века Центром социального прогнозирования.


Научная новизна диссертационного исследования состоит в следующем:
-На основе всестороннего анализа и критического осмысления различных подходов к трудовому потенциалу, выявлены две тенденции в его толковании: с одной стороны, категория потенциала применяется исключительно к какой-либо одной из качественных характеристик населения, другие свойства как бы отсекаются от их носителя, а, с другой стороны, в трудовой потенциал включаются многие, в т.ч. и более общие свойства потенциальности, он представляется в различных (демографическом, социально-экономическом и т.д.) срезах и на различных стадиях использования имеющихся свойств.

-Дана авторская трактовка понятия «трудовой потенциал», под которым понимается развитая в данном обществе совокупность демографических, социальных и духовных характеристик и качеств трудоактивного населения, которые реализованы или могут быть реализованы в условиях достигнутого уровня развития производительных сил, научно-технического прогресса и системы отношений, связанных с участием в процессе труда и общественной деятельности. В понятие трудоактивного населения включаются не только дееспособные лица в трудоспособном возрасте, но и лица, находящиеся за его пределами.
-Показано, что начавшееся количественное сокращение трудового потенциала в России, происходит в условиях дальнейшей деформации его структуры: возрастает число женщин, приходящихся на тысячу мужчин, меняются пропорции между количеством населения в возрасте ниже трудоспособного и тем, которое выходит за его пределы, доля первого сокращается, а второго – растет, усиливается демографическое старение и повышается возраст экономически активного населения за счет вовлечения в экономическую деятельность населения старше 60 лет.
-Выявлено, что в постсоветский период ухудшился трудовой потенциал российского населения, что нашло выражение не только в количественном росте потерь вследствие преждевременной смертности, но и в качественной деформации этих потерь в результате их заметного омоложения, роста потерь за счет смертности от экзогенных и социально значимых причин, более негативных тенденций у женщин, что является абсолютно новым явлением, нигде в цивилизованных странах не отмечавшимся.
- Установлено, что трудовой потенциал населения в рабочих возрастах убывает не только за счет преждевременной смертности, но и в результате того, что часть людей становится инвалидами. В динамике инвалидизации отмечается сложное взаимодействие факторов, отражающих, с одной стороны, ухудшение здоровья населения в 1990-е годы, а с другой, - спрос на инвалидность, как своеобразный способ социальной защиты в условиях ухудшения условий жизни и обострения положения на рынке труда.
-Показано, что Россия имеет существенно большие потери продолжительности активной жизни, чем это обусловлено её экономическим потенциалом. Это означает, что количественные потери трудового потенциала населения определяются не только недостаточным уровнем экономического развития страны, но и не нацеленностью возможностей государства на решение вопросов сохранения и развития населения и его трудового потенциала.
-Установлено, что в количественном отношении образовательная система обеспечивает накопление образовательного потенциала (среднеожидаемое число лет обучения для детей в возрасте 5 лет в начале ХХI века составляло 14,9 лет), тем не менее, Россия по этому показателю отстает от развитых стран, что объясняется поздним началом школьного образования и разницей в продолжительности обучения в средней и высшей школах.
-Определено, что в пореформенный период потенциал образования экономически активного населения России не изменился: во второй половине 90-х годов прошлого столетия произошло его некоторое снижение, а затем наметилась слабая тенденция роста, что связано с возрастными подвижками (напр., выход на пенсию населения, рожденного в 1935-1944 гг., вступление в трудоспособный возраст молодежи 1975-1985годов рождения и др.). В 2010 - 2020 гг. возможно снижение образовательного потенциала в связи с выходом на пенсию относительно многочисленного послевоенного поколения с достаточно высоким уровнем образования и вступлением в трудоспособный возраст лиц, рожденных в годы реформ.
-Сопоставление образовательной структуры населения России и её материального обеспечения с аналогичными показателями развитых стран, показывает, что уровень подготовки выпускников российских средних и высших учебных заведений отстает от уровня современных требований. В результате рынку труда присущи диспропорции, одна из которых - работа не по специальности большинства выпускников российских ВУЗов (около 500 тысяч из них вообще заняты на рабочих местах, не требующих высшего образования).
-Выявлено, что в пореформенный период отраслевая мобильность имела общий нисходящий характер, который обусловливался ухудшением параметров структуры отраслей народного хозяйства. Наряду с формированием пропорций отраслевой структуры, свойственной менее развитым странам, сократился контингент занятого населения с соответствующим ростом неработающего населения, снизилась роль производственной сферы, ухудшился социальный статус занятого населения.
-Показано, что в рамках социальной мобильности образовательная – единственный вид, который характеризуется восходящим направлением. Наблюдается сильная корреляция между моделями образования респондентов и их родителей. Профессиональная мобильность, характеризующая переход из одних профессиональных групп в другие, затронула около 1/3 занятого населения. В пореформенный период наблюдалось «возвратное движение» к наиболее распространенным профессиям периода начала трудовой деятельности, т.е. лица, имевшие самые массовые профессии в период начала трудовой деятельности «вернулись» к ним в пореформенный период, тем самым, снизив свой профессиональный статус. Проведение реформ изменило общий восходящий характер миграционной мобильности, сузив возможности переселения в мегаполисы и расширив возвратную миграцию в сельскую местность.
- Определены внутренние и внешние источники обеспечения рабочей силой экономического развития страны. Внутренние источники – это безработное и незанятое население, лица вышедшие за пределы трудоспособного возраста, но сохранившие способность к труду, сюда же относятся и диспропорции между спросом и предложением труда, связанные с системой расселения, которые могут быть уменьшены за счет внутренней миграции населения. В качестве внешнего источника удовлетворения потребности страны в трудовых ресурсах будет, как и прежде выступать международная трудовая миграция (заемный трудовой потенциал). При этом иммиграция рабочей силы, наряду с либерализацией пребывания и занятости иностранных граждан на территории России, должна быть квотирована, вестись в обозначенные регионы страны и находиться под контролем государственных органов.

Практическая значимость результатов исследования состоит в том, что основные идеи и выводы могут быть использованы при разработке системы мероприятий по повышению эффективности формирования и использования трудового потенциала, определения направлений и механизмов осуществления государственной политики в сфере труда и занятости населения, мобилизации источников пополнения численности занятого населения, для обоснования приоритетных направлений при разработке программ демографического развития, а также мероприятий по увеличению степени социально-профессиональной мобильности трудовых ресурсов. Результаты исследования также направлены на выявление конкретных, существующих в современной российской экономике, проблем в области совершенствования анализа и регулирования динамики трудового потенциала и его качества. Ряд положений диссертации, в частности, систематизация позиций по определению трудового потенциала, определение его места в системе сопряженных понятий и др., могут быть использованы в преподавании курсов «Демография» и «Экономика труда».
Апробация работы. Выводы и положения диссертационного исследования докладывались на научных конференциях, семинарах и круглых столах. Среди них: Международная научно-практическая конференция «Демографический фактор социально-экономического развития России в ближайшей перспективе». 18 марта 2005; Международная научно-практическая конференция «Дальневосточный федеральный округ: настоящее и перспективы миграции населения через призму социально-экономического развития». 14 апреля 2006г.; Научно-практическая конференция «Демографическое развитие России в ХХI веке: стратегический выбор и механизмы осуществления». 14 апреля 2006г.; Международная научно-практическая конференция «Настоящее и будущее демографии России через призму переписей населения (1897г., 2002г. и 2010г.). 20 апреля 2007г., Международная научно-практическая конференция «Миграционные процессы на Юге России: проблемы и пути модернизации политики государства», 26-27 мая 2008г., Международной научно-практической конференции «Демографическое будущее России: проблемы и пути решения». (Москва, 19-21 сентября 2008г.) и др. Основное содержание диссертации опубликовано в 30 работах общим объемом 49 п.л., среди них монография (20 п.л.), 12 статей в научных журналах, из которых семь входят в список ВАК.
Структура и объем работы. Работа состоит из введения, 6 глав, заключения, списка использованных литературных источников из 259 наименований. Основной текст диссертации изложен на 326 страницах и содержит 67 таблиц и 35 рисунков.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Введение содержит постановку проблемы, обоснование её актуальности и изученности, формулировку цели и задач исследования, характеристику новизны и практической значимости полученных результатов.

Первая глава - «Сущность трудового потенциала и особенности его формирования в пореформенной России» посвящена осмыслению этого понятия, анализу эволюции взглядов на его сущность, раскрытию новых горизонтов в формировании важнейшего ресурса российского общества. В главе показано, что термин "трудовой потенциал", став широко применяться в социально-экономической литературе в 70- 80-е годы прошлого столетия, существенно потеснил традиционную категорию «трудовые ресурсы», впервые введенную в России в начале 20-х годов. Трудовые ресурсы трактовались как трудоспособное население в определенном возрасте, границы которого на разных этапах социально-экономического развития страны несколько раз менялись. Уже более 50 лет они определяются для мужчин в 16-59 лет и для женщин - в 16-54 года. В международной статистике в качестве границ трудоспособного возраста приняты 15 и 64 года жизни для лиц обоего пола.
Трудовые ресурсы еще 15-20 лет назад рассматривались преимущественно с количественной точки зрения как один из видов естественных ресурсов, необходимых для общественного производства. Качественные аспекты формирования трудовых ресурсов, их структуры и соответствие требованиям научно-технического прогресса были оторваны от самого носителя рабочей силы, планировались и учитывались в другой плоскости социальной сферы. Такое одностороннее отношение к трудовым ресурсам сужало их восприятие в общечеловеческом контексте и порождало иллюзию их неисчерпаемости.
В 70-е годы стал входить в научный оборот термин "трудовой потенциал", который первоначально служил синонимом "трудовых ресурсов". В начале наблюдалось стремление более объемно выразить категорию "трудовые ресурсы" как единства их количественных и качественных параметров при ведущей роли последних, учитывающих образовательный уровень, профессиональную подготовку и мобильность трудоактивного населения. Это вело к тому, что без должной методологической проработки понятия некоторые авторы стали включать в число социально-экономических параметров неограниченное количество факторов, характеризующих всю совокупность социально-экономических и организационно-управленческих возможностей, определяющих условия трудовой деятельности.
Наряду с исследованием категории трудового потенциала экономистами она более последовательно изучалась демографами. Многие исследователи стали рассматривать трудовой потенциал как жизненный потенциал населения за период трудовой деятельности при данном уровне экономической активности и смертности. В современном толковании в понятие "жизненная сила" вкладывают совокупность нормативно-ролевых характеристик индивида, производных как от возрастного разделения труда и социальной структуры общества, так и от числа лет предстоящей жизни для соответствующего возрастного этапа.

В диссертации показаны наиболее характерные трактовки трудового потенциала. Прежде всего, трудовой потенциал -это форма воплощения личного фактора производства. Здесь трудовой потенциал рассматривается как интегральная форма воплощения специфических социально-экономических качеств населения, трудовых ресурсов и рабочей силы. В другом случае, трудовой потенциал –это совокупная способность общества к труду. Трудовой потенциал представляет собой ресурсы труда, которыми располагает общество на определенном этапе развития. Различие между мерой потенциально возможного и действительного труда составляет недополученный обществом резерв труда. Наконец, трудовой потенциал - это потенциал труда. Генетическая основа трудового потенциала связывается не с совокупной способностью общества к труду, а с совокупным работником, которого относят, чуть ли не ко всем сферам человеческой деятельности.

Анализ этих и других подходов к трудовому потенциалу показывает, что обозначились две тенденции в его толковании: с одной стороны, категория потенциала применялась исключительно к какой-либо одной из качественных характеристик населения, тогда как другие не входили в предмет исследования, т.е. свойства как бы отсекались от их носителя, что придавало исследованию весьма абстрактный характер; с другой стороны - наметилась тенденция включить в трудовой потенциал и более общие социально-экономические категории потенциальности. Если на основе демографического подхода к анализу трудового потенциала можно дать его количественную оценку с учетом возрастных коэффициентов занятости и смертности, то на базе экономического - количественно учитываются лишь численность трудоспособного населения и его занятость по отраслям общественного производства (или в региональном разрезе), что недостаточно для полной характеристики всех его компонентов.
На наш взгляд, неверно сводить трудовой потенциал к трудоспособному населению (трудовым ресурсам) как ресурсно-личному фактору производства, поскольку человек всегда и во всех своих общественных проявлениях обнаруживает все качества своей личности. Будучи субъектом производства, человек остается гражданином, имеет те или иные воззрения на мир, является носителем определенного уровня духовной культуры, суждений об окружающей действительности и ее возможностях. Ныне становится все более очевидным, что низкий уровень культуры населения и факты нравственного упадка личности тормозят экономическое развитие, и вряд ли стоит надеяться, что рыночное хозяйство автоматически устранит подобные аномалии.
В диссертации обосновывается отказ от трактовки трудового потенциала как совокупного общественного работника, ибо в этом случае из поля зрения выпадают физическая и демографическая составляющие как материальные носители трудового потенциала, без которых он теряет конкретность. Однако следует подчеркнуть, что сердцевину воспроизводства населения, его естественных сил труда, составляет воспроизводство населения в рамках определенной социально-экономической системы. В ней совокупность реальных поколений, как традиционный физический трудовой ресурс, в процессе их социализации приобретает качества трудового потенциала общества.
С учетом изложенного можно дать следующее определение трудового потенциала. Под трудовым потенциалом понимается развитая в данном обществе совокупность демографических, социальных и духовных характеристик и качеств трудоактивного населения, которые реализованы или могут быть реализованы в условиях достигнутого уровня развития производительных сил, научно-технического прогресса и системы отношений, связанных с участием в процессе труда и общественной деятельности.
Подчеркивая тесную связь трудового потенциала с развитием производительных сил, следует отметить его обусловленность характером и уровнем развития производственных отношений. По мнению некоторых специалистов, трудовые отношения охватывают, во-первых, отношения по поводу вовлечения в общественный труд; во-вторых, отношения в труде; в – третьих, отношения по поводу результатов труда. На наш взгляд, главное назначение трудовых отношений в демократическом обществе состоит в том, чтобы в максимальной степени раскрепостить созидательные потенции человека, вывести их далеко за рамки его рабочей силы и превратить живую личность из узко производственного элемента в индивидуальность, для развития которой и призвано существовать производство.

Понятие трудового потенциала отражает более широкий спектр возможностей трудоактивного населения, чем, например, традиционная категория рабочей силы, и отличается от нее различными приращениями и дополнительными резервами способности к труду, которые порождаются разнообразными человеческими качествами, а также результатами коллективной деятельности людей. Если не касаться психофизического и демографического состояния трудоактивного населения, то реальное приращение трудового потенциала может быть обусловлено следующими моментами: вложениями в формирование трудового потенциала, его качественные свойства и структуру, отвечающие потребностям общества на данном этапе его развития; последующей степенью отдачи этих вложений, условиями и факторами производства при использовании трудового потенциала; механизмами стимулирования к труду, социальной мотивацией активности человека, коллектива, общества; состоянием представлений о целях и перспективах будущего общественного развития; добавочными вложениями в переподготовку трудоспособного населения в связи с рыночными преобразованиями, технологическими изменениями, новыми достижениями науки и техники, организации и управления; личным отношением к правовой системе регулирования общественного поведения; состоянием воспитания и образования, уровнем цивилизованных потребностей и запросов.
По нашему мнению, как базовое понятие «трудовой потенциал» применим только к населению, выступающему носителем совокупности свойств и качеств трудового потенциала. Если население рассматривать в дифференцированном виде по различным признакам (например, полу, возрасту, территории и др.), то можно говорить о трудовом потенциале мужчин и женщин, населения трудоспособного и нетрудоспособного возраста и т.д. Трудовой потенциал отрасли народного хозяйства в принятой методологической постановке теряет научный смысл. Для обозначения лиц, занятых в отраслях народного хозяйства, лучше пользоваться термином «трудовые ресурсы».
Трудовой потенциал нельзя рассматривать как нечто застывшее, величина которого, однажды сформировавшись, в дальнейшем лишь расходуется в процессе общественной деятельности. Новые горизонты прогресса открываются перед теми странами, чье общественное устройство оказывается способным в максимальной степени обеспечить реализацию творческого потенциала своих граждан и удовлетворить их рациональные потребности. В России в пореформенный период у населения значительно расширились возможности выбора для развития собственной личности. Оно постепенно обретает соответствующую правовую защиту своих прав и свобод, но одновременно уменьшились экономические возможности для широкой массы населения, поскольку оно оказалось в затруднительном материальном положении вследствие значительного распространения бедности. И это не могло не отразиться на формировании демографического и трудового потенциала общества.
Вместе с тем провозглашение человека в качестве цели общественного развития не достаточно для переориентации экономики, политики и идеологии на развитие человека. Приоритетность развития общечеловеческих принципов обусловливает необходимость нового взгляда на многие традиционные экономические категории, особенно связанные с процессом трудовой деятельности - рабочую силу, трудовые ресурсы, занятость населения. Представляется весьма актуальным теоретически осмыслить, с одной стороны, роль человека как традиционного трудового ресурса, главное назначение которого воспринималось бы с позиций не развития производства, а с позиции развития самого человека, ради развития которого и существует производство. А с другой стороны, рассмотреть трудовые отношения между различными слоями населения, которые отличаются как способом занятости, так и незанятости.
В главе дан анализ факторов ухудшения трудового потенциала России в пореформенный период, вскрыты проблемы, препятствующие его росту и качественному обновлению. Современное состояние и проблемы развития трудового потенциала России в работе охарактеризованы, прежде всего, с позиций воспроизводства населения. Демографический базис современного трудового потенциала России формируется под влиянием тенденций, присущих для общества с суженным воспроизводством населения: сокращение численности населения в трудоспособном возрасте и рост доли старших возрастных групп в его структуре – реальная перспектива на ближайшие 30-50 лет. Далее. Значительную часть трудового потенциала составляют работники, в частности, представители рабочих профессий, которые не имеют достаточного образования и подготовки. К тому же за период между двумя последними переписями населения (1989 и 2002 гг.) доля лиц с высшим образованием среди 2-х наиболее молодых групп населения (25-29 и 30-34 лет) не только не возросла, как это было в течение длительного времени, но даже и понизилась. Более того, сохраняется начавшаяся в 90-х годах прошлого столетия “утечка мозгов”, что ведет к потерям наиболее просвещенной молодежи. Другой фактор разрушения качества трудового потенциала –ухудшение здоровья населения, его высокая смертность, особенно в трудоспособном возрасте. Добавим сюда недостаточную социальную мобильность трудоактивного населения, связанную с трудностями получения образования, неразвитостью рынков труда и жилья, низким уровнем жизни и др. Все это обусловливает необходимость разработки научно обоснованной программы развития трудового потенциала на перспективу. Концепция развития трудового потенциала должна исходить из того, что новые поколения российских граждан должны быть здоровыми, высоко образованными, социально мобильными, быть носителями традиций и духовных ценностей своих выдающихся предков.
Во второй главе «Демографическая структура трудового потенциала: гендерная и возрастная активность» показано, что в общей численности населения России женщины, как и прежде, имеют перевес: превышение численности женщин над численностью мужчин в 2006 г. составляло 10,4 млн. человек против 9,5 млн. в 1990 г.. По сравнению с 1990 г. в 2006 г. общая численность населения сократилась на 4,9 млн. человек, в том числе мужчин на 2,9 млн. и женщин – на 2 млн., в результате чего половая диспропорция увеличилась (на 1000 мужчин в 2006 г. приходилось 1158 женщин, а в 1990 г. – 1136). Преобладание численности женщин над численностью мужчин отмечается с 30 – летнего возраста.
Заметные изменения произошли в возрастном составе населения. В период с 1990 г. по 2006 г. в общей численности населения численность лиц моложе трудоспособного возраста сократилась более чем на треть, в то время как в трудоспособном возрасте увеличилась на 7,5%, а старше трудоспособного возраста – на 5,4 %. Соответственно изменились пропорции: доля населения моложе трудоспособного возраста сократилась с 24,5% до 16,4%, в трудоспособном возрасте и старше трудоспособного возраста, наоборот, возросла соответственно до 63,3% и 20,3%. Если в 1990 г. лица моложе трудоспособного возраста составляли почти четвертую часть населения страны, то в 2006 г. пятую часть составляет уже население старше трудоспособного возраста. В главе показано изменение возрастных пропорций среди мужчин и женщин, особенно заметных в трудоспособных возрастах.
Во всех возрастных группах населения определенная часть людей занята в экономике или ищет работу – это экономически активное население. В 2005 г. по сравнению с 1992 г. его общая численность стала меньше уровня 1992г. Это произошло в результате снижения численности экономически активного мужского населения, тогда как численность экономически активного женского населения превысила уровень 1992 г. В 2005 г. доля мужчин в экономически активном возрасте стала превышать долю женщин, в то время как в 1990 г. эти показатели находились примерно на одном уровне. В общей численности экономически активного населения увеличилась доля лиц старше 60 лет. Средний возраст экономически активного населения в этот период для всего населения увеличился с 37,7 лет до 39,1 года (у женщин увеличился на 1,8 года, а у мужчин - только на 1 год. Экономическая активность населения в целом возросла, хотя и очень незначительно, в то время как среди трудоспособного населения снизилась. Наибольший спад экономической активности наблюдался в самых молодых возрастных группах (до 20 лет и в возрасте 20-24 года), тогда как наибольший рост экономической активности был в самых старых возрастных группах.
В 2005 г. по сравнению с 1992 г. численность занятого населения была меньше: его общая численность составляла 96%, в том числе мужчин – 94,4% и женщин – 99,3%. Несмотря на то, что уровень занятости мужчин в возрасте 15-72 лет существенно снизился, все же он остается выше, чем у женщин; аналогичная картина и с уровнем занятости в трудоспособном возрасте: хотя уровень занятости мужчин в трудоспособном возрасте снизился, но он остается выше, чем женщин.
Основная часть занятых в экономике страны – люди в возрасте 25-44 года. И у мужчин, и у женщин сократилась доля занятых в возрасте 30-34 и 35-39 лет; следующую по величине долю в общей численности занятого населения представляют люди в возрасте 45-54 лет; доля занятого населения в возрасте 55-72 года остается практически неизменной (10%), но в 2005 г. по сравнению с 1992 г. у мужского населения она снизилась, а у женского населения, наоборот, увеличилась; в двух самых молодых возрастных группах тенденции изменения доли занятых у мужчин и женщин совпадают: доля возрастной группы 20-24 лет практически не изменилась – она составляет примерно десятую часть численности занятого населения. Средний возраст занятого в экономике населения увеличение с 38,3 лет до 39,6 лет, что произошло за счет женской части: средний возраст занятых в экономике мужчин остался без изменений (38,3 лет), а женщин увеличился с 38,2 лет до 40,0 лет.

В период с 1992 г. по 2005 г. уровень безработицы существенно вырос как среди населения в возрасте 15-72 года, так и населения в трудоспособном возрасте. Средний возраст безработных в 2005 г. увеличился по сравнению с 1992 г. на 2,1 года, причем у женщин – на 2 года и у мужчин – на 2,2 года. Как и в 1992 г. в 2005 г. средний возраст безработных был выше у женщин (33,2 года в 1992 г. и 35,2 года в 2005 г.) чем у мужчин (32,3 года в 1992 г. и 34,5 года в 2005 г.).

Проведенный в работе анализ гендерной и возрастной динамики и структуры занятости населения современной России, позволил сделать ряд обобщений. В частности, высокий уровень трудовой занятости женщин в общественном производстве является одной из основных причин низкой рождаемости. Как правило, занятость женщины не влияет на рождение первого ребенка, хотя в большинстве случаев появление его откладывается на более позднее время. А рождение первого ребенка в более позднем возрасте часто практически исключает рождение второго и последующих детей. Изменение возрастной структуры населения – повышение в нем доли лиц пожилого и пенсионного возраста - ставит перед обществом серьезные проблемы. Первая из них - необходимость усиленного роста производительности труда, потому что повышается «демографическая нагрузка» в связи с увеличением численности неработающего населения. Вторая проблема – создание условий для посильного участия лиц пожилого возраста в общественной жизни страны. Здесь есть несколько возможностей: во-первых, частичное включение пенсионеров непосредственно в общественное производство в том случае, если для них созданы особые условия и режим труда; во-вторых, разработка мероприятий по привлечению лиц пожилого возраста к деятельности в различных общественных организациях. Таким путем можно сохранить в строю десятки миллионов людей, которые имеют большой опыт и большие знания. Опыт ряда развитых стран показывает, что вовлечение старшего поколения в активную трудовую деятельность с использованием их остаточной трудоспособности является достаточно эффективным. Средняя продолжительность пребывания в рабочем возрасте у российских мужчин (из максимума в 45 лет, рассчитываемого как разность между вступлением в рабочий возраст и пенсионным возрастом) составляет 40 лет. Женщины из своего 40-летнего максимума пребывают в рабочем возрасте 39 лет. При ныне существующем в России возрасте выхода на пенсию для мужчин в 60 лет имеется резерв в 5-6 лет для увеличения продолжительности их трудовой деятельности, который может быть реализован за счет увеличения средней продолжительности жизни, в первую очередь путем сокращения смертности в трудоспособном возрасте.

В третьей главе «Потери трудового потенциала из-за преждевременной смертности и ухудшения здоровья населения» говорится о том, что сокращение численности населения трудоспособного возраста – как следствие продолжающейся депопуляции, актуализирует проблему сохранения и развития трудового потенциала населения, связанного с длительностью жизни в рабочем периоде и сохранением активности без болезней и инвалидности.
На всем протяжении постсоветского периода происходило ухудшение трудового потенциала российского населения, что нашло свое выражение не только в количественном росте потерь вследствие преждевременной смертности, но и в качественной деформации этих потерь. Во-первых, их рост был обусловлен смертностью от экзогенных причин, полностью предотвратимых силами современного здравоохранения, во-вторых, произошло заметное омоложение потерь. Эти изменения наблюдаются как в мужской, так и в женской популяции, однако негативные тенденции в постсоветский период гораздо более выражены в женской популяции: они привели к искажению возрастного профиля смертности женщин трудоспособных возрастов, в его реализации по мужской модели, чего не было в самые неблагополучные в демографическом отношении годы советского периода.
Базисной причиной произошедших негативных изменений являются не столько недостатки в работе здравоохранения, сколько социальные деформации, что отмечают многие исследователи. Российские реформы 90-х годов ХХ века привели к расширению социально дезадаптированных слоев и закономерным следствием этого ухудшения трудового потенциала не мог не стать рост его потерь за счет в первую очередь экзогенных и социально значимых причин («болезней бедных»). Понятно, что никакие изолированные усилия здравоохранения не смогут привести к снижению потерь трудового потенциала России, к улучшению его качества: решить эту задачу может только исправление социальных диспропорций, которыми и определялись негативные явления постсоветского периода. Произошедшая в 2003-2005гг. относительная стабилизация продолжительности жизни российского населения и начавшийся в 2006г. рост показателей были обусловлены, прежде всего, позитивными сдвигами смертности трудоспособного населения, вначале - в старших, а с 2006 г. – в младших трудоспособных возрастах. Сокращение потерь за счет экзогенных причин в этих возрастах – прямое свидетельство того, что это комплексный результат всей социальной политики (рост занятости, доходов, социальной перспективы и т.д.).
Объективную характеристику сложившейся ситуации, в том числе и с учетом новейших позитивных тенденций, дает анализ места России в сообществе европейских стран с позиций сохранения трудового потенциала населения. Наиболее адекватной характеристикой служит показатель сокращения продолжительности жизни населения в возрасте до 65 лет за счет преждевременной смертности. Выполненный анализ показывает, что между уровнем развития страны и масштабами преждевременной смертности, влияющей на сокращение продолжительности жизни в активных возрастах, существует тесная зависимость. Россия имеет существенно большие потери продолжительности жизни, чем можно было ожидать, исходя из оценки ее экономического потенциала. В группе стран с близкими к России уровнями экономического развития, потери продолжительности жизни за счет преждевременной смертности составляют 7,3 - 12,9 лет для мужчин и 3,0 - 6,0 для женщин, тогда как для российского населения они составляют 17,0 и 8,0 лет соответственно. Это означает, что количественные потери трудового потенциала населения в нашей стране определяются не только пока еще сравнительно низким уровнем экономического развития страны, но и не нацеленностью экономических возможностей государства на решение вопросов сохранения и развития населения и его трудового потенциала.
Трудовой потенциал населения в рабочих возрастах убывает не только за счет преждевременной смертности, но и в результате того, что часть людей становится инвалидами. В динамике инвалидизации можно отметить сложное взаимодействие факторов, отражающих, с одной стороны, ухудшение здоровья населения в 1990-е годы, с другой, спрос на инвалидность, как своеобразный способ социальной защиты в условиях ухудшения условий жизни и обострения положения на рынке труда. Эффект первой группы факторов проявляется в том, что инвалидизация населения трудоспособного возраста в 1990-е годы росла, при этом опережающие темпы отмечались в младших трудоспособных возрастах от заболеваний, связанных с неблагоприятными условиями жизни (туберкулез), тяжелыми условиями труда (болезни костно-мышечной системы) и саморазрушительными формами поведения (болезни системы кровообращения и органов пищеварения). Эти процессы соответствовали тенденциям смертности, что повышает их объективность как характеристик здоровья, с одной стороны, и подтверждает вывод о динамике инвалидизации молодого трудоспособного населения как о выражении негативных социальных тенденций в этих возрастных группах, - с другой.
Эффект второй группы факторов проявляется в том, что с начала 2000 г. по мере нормализации ситуации на рынке труда и начала экономического оживления в стране спрос на инвалидность начал сокращаться, что привело к снижению новых случаев инвалидности от большинства причин и формированию более легкой структуры инвалидности с преобладанием 3 группы.
В работе показано, что преодоление сверхсмертности преимущественно путем активного развития медицинских технологий, приводит к спасению жизней людей с хроническими заболеваниями, или пострадавших после травмы, а, следовательно, вполне может быть фактором, способствующим росту инвалидности. И только общее оздоровление образа жизни, и обеспечение более безопасных условий жизни может вести к одновременному снижению и смертности, и инвалидности. Таким образом, при низкой смертности могут отмечаться как относительно низкие, так и более высокие масштабы потерь вследствие инвалидности.
В целом, несмотря на позитивные изменения в формировании трудового потенциала российского населения в последние годы, современные ежегодные потери его существенно превышают показатели даже неблагополучного дореформенного советского периода. Более того, основные масштабы потерь носят безвозвратный характер за счет преждевременной смертности, но определяются кругом причин, предотвратимых при адекватном функционировании здравоохранения и других социальных институтов.
В четвертой главе «Образовательный потенциал занятого населения» проведен анализ тенденций формирования и использования в народном хозяйстве образовательного потенциала населения и трудовых ресурсов с учетом влияния факторов, отражающих демографические тенденции, структуру, качество и особенности финансового обеспечения образовательной системы, потребности рынка труда. В работе приведены многочисленные данные, свидетельствующие, что фактор образования играет важнейшую роль в повышении темпов экономического развития, что концептуально обосновано теорией человеческого капитала. По оценкам Всемирного Банка к началу ХХI века в США человеческий капитал составил 76 % накопленного богатства страны, экономический капитал – 19 % и природный – 5 %. В Западной Европе эти пропорции следующие – 74, 23 и 2%. По имеющимся оценкам в России благосостояние страны определяется человеческим капиталом на 50%, экономическим – на 10 % и на 40% - природными ресурсами. Эффективность инвестиций в образование подтверждают следующие цифры. В конце ХХ века развитые страны за счет фактора образования получали до 40 % прироста валового продукта. В России в первые годы XXI столетия также наблюдается устойчивый рост валовой добавленной стоимости на 2-3% в год, обусловленный влиянием этого фактора.
Образование играет ведущую роль в повышении жизненного уровня населения и качества рабочей силы. В частности, установлено, что квалификация рабочих в 3-4 раза возрастает быстрее от повышения уровня образования, чем от увеличения трудового стажа. При этом выявлена высокая степень корреляции уровней заработной платы и образования занятых. В России соответствующий коэффициент составляет 0,72. Значимость образования как фактора экономического развития представляется еще более высокой, если принять во внимание процессы депопуляции и старения населения России. В работе отмечено, что эти процессы порождают проблему дефицита рабочей силы, которая усугубляется еще и неэффективностью ее отраслевого распределения, поскольку недостаток трудовых ресурсов ощущается сейчас в наиболее эффективных для экономики страны отраслях – науке и научном обслуживании, машиностроении и металлообработке и некоторых других. Численность занятых в них за 1990-2004 гг. сократилась более чем в 2 раза, а средний возраст занятых приблизился к 45 годам. При этом дефицит квалифицированных кадров испытывают более 80%, а инженерно-технических работников – 20-25% предприятий.
Решение проблем демографического развития и обеспечения рабочей силой рынка труда в России в долгосрочной перспективе связывается с повышением рождаемости и снижением смертности. Вместе с тем, на наш взгляд, для подъема экономики страны особое значение имеет также повышение качества человеческого капитала, в первую очередь связываемого с ростом квалификации и уровня образования экономически активного населения. Первостепенное значение для обеспечения этого процесса имеет увеличение инвестиций в образование. В этой связи заметим, что период экономической отдачи от образования увеличивается по мере роста его уровня, вследствие почти экспоненциальной зависимости расходов на одного учащегося от этого показателя.
В работе приведены оценки вложений в образовательные системы в мировом сообществе. Международная комиссия по образованию рекомендовала в XXI веке направлять на расходы образования 6% ВВП. Многие развитые и некоторые развивающиеся страны придерживаются этих показателей. В частности Австрия расходует на образование примерно 5,5% ВВП, Венесуэла – 5,2%, Дания – 8,3%, Канада – 7,3%, США – 5,3%, Финляндия – 7,6%, Швеция – 8,0%. В СССР расходы на образование составляли 5-6 % ВВП. В российском законе, принятом в 1996г. «Об образовании», прописано, что государство гарантирует ежегодно выделение средств на нужды образовательной системы не менее 10% расходной части бюджета. Однако, государственное финансирование высшего образования за первые 10 лет реформ сократилось примерно в 4 раза: с 1,2% ВВП в 1991-1992 гг. до 0,3% ВВП в 2001 г. В 2002г. бюджетные ассигнования на образование достигли 3,8% ВВП. Вместе с тем, значительно возросли частные расходы на образование. По имеющимся оценкам в 2002г. в целом они составили 1,7% ВВП.
В работе проведен анализ особенностей и тенденций воспроизводства образовательного потенциала населения России в сопоставлении с мировым сообществом с использованием показателей международной статистики. Его результаты показали, что по формальным позициям уровень образования экономически активного населения России в возрасте 25-64 года достаточно высок. Доля населения без образования составляет всего 2,8 %, доля «нижнего вторичного» - 7,9%, доля «верхнего вторичного» - 34% и доля «третичного» - 54,1%. Заметим, что «третичное образование» типа В (среднее профессиональное) в России составляет 33,5%, а «третичное образование» типа А (высшее и другие ступени) – 20,6 %. В целом, по общей доле и по доле типа В «третичного образования» Россия занимает с большим отрывом лидирующее положение в мире (у следующей за ней Канады первый показатель составляет 42,6 %, а второй 21,6 %). Более высокие доли «третичного образования» типа А наблюдаются в США (29,0%), Норвегии (28,4%), Израиле (25,9%), Нидерландах (21,9%) и Канаде (21,0%). В целом, по охвату населения высшим образованием Россия входит в первую десятку стран. На 10 тыс. населения приходится около 340 учащихся очных ВУЗов (с учетом вечерней и заочной форм – свыше 400).
Имеющиеся оценки коэффициентов выпуска (отношение лиц данной возрастной группы, завершивших обучение на рассматриваемом уровне, к численности населения этой группы) для третичного образования (среднего специального и высшего) в России также являются одними из самых высоких в мире. Так, по выпуску третичного образования типа В (среднее профессиональное образование) с коэффициентом 25,7 %, Россия занимает 4 место. По выпуску третичного образования типа А (бакалавр и специалист) соответствующий коэффициент равен 35,7 %, что соответствует 7 позиции. Высокое значение этого коэффициента было получено в основном за счет подготовки специалистов – 32,4 %. Заметим, что в занимающей 2-е место по этой позиции Финляндии данный коэффициент составляет всего 18 %.
В работе отмечено, что в отличие от количественного аспекта в качественном дело обстоит несколько хуже, хотя объективные оценки качества образования получить достаточно затруднительно. О нем можно судить лишь по косвенным показателям, характеризующим в основном качество третичного образования. К их числу можно отнести, в частности, коэффициент отсева (доля лиц, не завершивших образование), качество технологий учебного процесса, соответствие структуры выпускаемых специалистов потребностям народного хозяйства, уровень расходов на образование и т.п.
О коэффициенте отсева можно с определенными поправками судить по отношению числа принятых в ВУЗы и выпущенных через 5 лет специалистов. В частности, в государственные ВУЗы в 1999 было принято 946,4 тыс. человек, выпущено через 5 лет – 860,2 тыс. специалистов. Показатель отсева за 5 лет – около 9 %., что намного меньше, чем в других странах. В негосударственных ВУЗах картина более запутанная – прием в 1999 г. составил 112,6 тыс. человек, а выпуск в 2003 г. -116,7 тыс. специалистов. По-видимому, дело в том, что многие негосударственные вузы осуществляли подготовку по программам четырех, а то и трехлетнего обучения.
Результаты анализа учебных программ свидетельствуют, что среднепрофессиональное образование в России фактически находится на уровне ниже третичного. Вторичное образование в России также характеризуется определенным смещением в сторону общеобразовательных программ в ущерб профессиональной подготовке. Структура выпуска по областям знаний специалистов с высшим образованием в России также существенно отличается от мирового сообщества. В России значительно более высокий вес имеют две области знаний: социально-экономическая и правовая, а также инженерно-промышленная и строительная. Это, на наш взгляд, обусловлено бумом социально-экономического образования и дефицитом этих специалистов в начальном периоде становления рыночных отношений, предопределивших появление во многих российских ВУЗах нетрадиционных для них социальных, экономических и правовых факультетов, открытием новых, в основном, коммерческих ВУЗов этого профиля. Несмотря на снижение спроса на этих специалистов в последующие годы данные тенденции сохранились. Во-вторых, во многом это объясняется общим бумом высшего образования в России и относительно невысокими затратами на подготовку таких специалистов.
В работе отмечено, что уровень расходов в расчете на одного учащегося в России является достаточно низким. В частности, в среднепрофессиональном третичном образовании в начале XXI века они составляли всего 1786 долларов – последнее место среди рассматриваемых в работе 49 стран. У занимающего предпоследнее место Парагвая – 2164 доллара. В сфере высшего третичного образования эти расходы в России в 2002г. составляли 3412 долларов. Меньшие значения имели место только в Аргентине – 3047 долларов и Таиланде – 1744 доллара. Заметим, что в развитых европейских странах эти расходы превышают 10 тыс. долларов, в Словакии, Чехии – 5 тыс. долларов.
В настоящее время потребности рынка труда в России вошли в противоречие с объемами выпуска специалистов с высшим образованием. Ежегодные потребности составляют 500-600 тыс. специалистов, в то время как российские ВУЗы в последние годы выпускают порядка 1 млн. человек. При этом около 500 тысяч лиц с высшим образованием вообще заняты на рабочих местах, не требующих такой подготовки. Часто в ВУЗы, особенно коммерческие, поступает молодежь, которая еще не определилась в жизни, в том числе и юноши, которые хотят получить отсрочку или уклониться от армии. Вследствие этого их образовательный потенциал не связывается с их жизнедеятельностью. Особенно велик дисбаланс между спросом и наличием специалистов как раз в среде юристов и экономистов, составляющих большинство выпускников коммерческих ВУЗов. Этот дисбаланс усиливается еще и тем, что «Бизнес» в стремлении привлечь кадры уже давно ориентируется на выпускников инженерных специальностей, математиков, физиков и некоторых других, характеризующихся более высоким уровнем фундаментальной подготовки, способностью быстро адаптироваться и подстраиваться под условия предпринимательской деятельности практически во всех ее сферах. По имеющимся оценкам около 50 % выпускников этих отраслей знаний работают не по приобретенной специальности.
В работе проанализирована роль образования в формировании индекса развития человеческого потенциала (ИРЧП) – показателя качества развития населения. Существует несколько вариантов рейтингов стран мирового сообщества по состоянию ИРЧП на 2002г., которые, однако отличаются друг от друга не слишком значительно. Согласно одному из вариантов, рассчитанному в Институте статистики ЮНЕСКО, в общем списке из 177 стран Россия с уровнем ИРЧП в 79,5 занимает 57 место, возглавляя вместе с Болгарией, Ливией, Малайзией, Македонией группу стран со средним значением этого показателя (все страны сведены в три группы).
При этом в России, по сравнению с усредненной по мировому сообществу в целом и выделенным группам стран ситуацией, имеет место отчетливая деформация структуры ИРЧП. Страна, находясь по уровню ИРЧП в конце 6-й десятки и занимая 60-е место по индексу ВВП, скорректированного по покупательной способности, в то же время находится где-то на 120 месте по индексу продолжительности жизни, но по индексу образования расположилась в середине третьей десятки, приближаясь по этому показателю к среднему уровню высокоразвитых стран. По нашему мнению, такая ситуация может быть объяснена, в основном, низким качеством российского образования и легкостью его получения.
В работе проанализированы тенденции развития и использования накопленного общего и среднедушевого потенциалов образования, рассчитываемых обычно для экономически активного населения в возрасте 15-60 лет, 16-64, 25-64 года и т.п. Оценки среднедушевого потенциала образования занятого населения (среднее число лет обучения человека) в бывшем СССР и России по данным переписи и текущего учета показали, что до начала периода реформирования экономики уровень образования занятого населения РСФСР увеличивался достаточно быстрыми темпами. За 20 лет (с 1959 по 1979 гг.) он вырос примерно в 1,5 раза, за следующие 10-12 лет увеличился еще примерно на 15%. Однако в последующие годы этот процесс практически остановился. Достаточно высокие темпы его роста в 60-80-е годы прошлого столетия были обусловлены не только развитием системы среднего и высшего образования в бывшем СССР, но еще в большей степени демографическими процессами - обновлением поколений, в соответствии с которыми в эти годы по старости прекращали работать люди с более низким уровнем образования, не имевшие возможности в период до конца 50-х гг. в следствие разных причин получить ни среднее, ни тем более, высшее образование. В то же время постоянное снижение рождаемости в России не позволяло увеличивать среднедушевой потенциал образования из-за того, что верхние уровни образования получали все меньшее число молодых людей.
В целом образовательная система России обеспечивает рост образовательного потенциала населения и занятых, если ориентироваться на количественные показатели этого процесса. В подтверждение этому в работе приведены также оценка среднеожидаемого числа лет обучения для детей в возрасте 5 лет. Этот интегральный показатель рассчитывается с учетом сложившихся в стране интенсивностей перехода между образовательными уровнями и смертности населения. По имеющимся оценкам среднее ожидаемое число лет обучения в России в 2002 г. было равно 14,9 лет, что значительно выше медианного показателя стран со средним уровнем ВВП (12,7 лет), но ниже медианы более развитых стран (16,8 лет). Во многом отставание России по этому показателю от развитых стран объясняется поздним началом школьного образования (с 7, а не с 5 лет), а также разницей продолжительности обучения в средней и высшей школах.
В работе также приведена динамика оценок суммарного объема накопленных и используемых в народном хозяйстве РФ знаний (потенциал образования), которые выражают накопленное всем населением и занятыми число лет обучения. Потенциал образования занятого населения РСФСР в 1989 г. составлял примерно 0,72 млрд. человеко-лет. В России в 2003 г. общий потенциал образования населения старше 15 лет составил 1,32 млрд. человеко-лет. Аналогичный показатель для занятого населения – около 0,792 млрд. человеко-лет, а с учетом безработных – 0,86. Коэффициент использования потенциала образования в стране в 2003 г. находился на уровне 60% и при полной занятности мог быть доведен до 66 %.
Результаты расчетов также показали, что в 90-е годы потенциал образования экономически активного населения России практически не изменился, хотя во второй половине этого периода имело место его некоторое снижение, а также рост его недоиспользования. В начале же XXI века в России проявилась устойчивая, хотя и относительно слабая, тенденция роста образовательного потенциала экономически активного населения. В определенной степени она также объясняется движением демографической волны, характеризующейся более высокой долей молодежи, рожденной в 1975-1985 гг., превышающей долю лиц пенсионных возрастов, и более высоким числом лет обучения в этих возрастах (примерно 12 против 10).
Однако в 2010 - 2020 гг. следует ожидать существенного снижения образовательного потенциала занятых в стране в связи с выходом на пенсию относительно многочисленного послевоенного поколения с достаточно высоким уровнем образования и вступлением в трудоспособный возраст рожденных в годы реформ (1990-2000 гг.), количество которых значительно меньше (почти в 2 раза) численности предыдущих поколений. За 10 лет (2007-2016гг.) образовательный потенциал экономически активного населения снизится примерно на 160 млн. человеко-лет, т.е. не менее чем на 20%. На наш взгляд, эти потери могут оказаться еще более серьезными, если учитывать качество образования.
Приведенные выше данные свидетельствуют о необходимости принятия эффективных мер по повышению качества образования российского населения, в первую очередь в системе высшего и среднего специального образования. Среди основных направлений этого процесса в работе выделены изменение форм контроля за качеством образования, реорганизация труда преподавателей, совершенствование учебных планов, программ подготовки и другие.
Пятая глава «Социальная мобильность занятого населения» посвящена проблеме формирования внутри и меж поколенной мобильности занятого населения, выраженной в отраслевом, секторальном, образовательном, профессиональном и миграционном аспектах. Социально-экономические реформы последних десятилетий обусловили резкую трансформацию социальной структуры российского общества, повлияли на формирование новых направлений мобильности занятого населения. Масштабы, тенденции, глубина и особенности протекания трансформации социальной структуры, ее усложнение определяются комплексом факторов: структурными изменениями в экономике (различные формы собственности: государственная, акционерная, частная, с участием иностранного капитала) и ее кризисом; глубокими переменами, связанными с изменениями в системе занятости (система планового формирования, распределения и использования рабочей силы уступает место не просто свободному, но "дикому" рынку рабочей силы, что привело к безработице, преобразованию критериев социальной дифференциации, перестройке трудовой мотивации, углублению социального неравенства, резкому разрыву в оплате труда разных категорий работников); снижением уровня жизни подавляющей части населения; социальной аномией (разрушением одной ценностно-нормативной системы и несформированностью другой) и социальной депривацией (ограничением, либо лишением доступа к материальным и духовным ресурсам, возможностям, необходимым для удовлетворения основных жизненных потребностей индивидов или групп).
В этих условиях процесс формирования новой социальной мобильности населения развивался стихийно и многопланово. Мобильность занятого населения в работе исследовалась по разным направлениям. Прежде всего, изучалась межотраслевая мобильность занятого населения, в отраслевой структуре которого за последние десятилетия произошли и количественные и качественные сдвиги. К 2006 г. в отраслях экономики было занято на 6,5 млн. человек меньше, чем в 1990 году. Наибольшее сокращение произошло в производственной сфере, в том числе в промышленности - на 7,2 млн. человек, в сельском хозяйстве на 3,3 млн. человек, в строительстве - на 2,8 млн. человек, а также в науке и научном обслуживании - на 1,1 млн. человек. Среди отраслей промышленности больше всего сократилась численность в машиностроении (около 3 млн. человек), легкой промышленности (примерно, на 1 млн. человек).
По данным социологических опросов отраслевая мобильность имела общий нисходящий характер, который обусловливался ухудшением параметров структуры отраслей народного хозяйства. Наряду с форми 
ФИО: Усачев Владимир Иванович
Дата защиты: 10.09.2009
ВУЗ: Учреждение Российской академии наук Институт социально-политических исследований РАН
Специальность: 08.00.05



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru м.Новослободская, ул. Селезневская, д.11А, стр. 2
Тел: +7 (495) 649-89-71
E-mail: info@ceninauku.ru